ВЕСТНИК ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ВЕТЕРАНОВ И ПЕНСИОНЕРОВ ПРОКУРАТУРЫ РЯЗАНСКОЙ ОБЛАСТИ ВЕСТНИК ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ВЕТЕРАНОВ И ПЕНСИОНЕРОВ ПРОКУРАТУРЫ РЯЗАНСКОЙ ОБЛАСТИ

О Валентине Дмитриевиче Зубареве

25 ноября 2021

Зубарев Валентин Дмитриевич


Родился в Рязани 12 октября 1925 года.

В семнадцать лет в 1942 году по окончании средней школы призван в ряды Красной армии и направлен в 1-е Ленинградское училище, дислоцированное в городе Энгельс Саратовской области. После шестимесячного обучения младший лейтенант Зубарев в должности командира взвода управления артиллерийской батареи принимал участие в боях в составе I Украинского фронта. В 1944 году дважды ранен. Второе ранение было тяжёлым, он лишился правой ноги выше колена. Длительное время находился на излечении в госпиталях, медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг» ему была вручена 10 августа 1945 года в эвакогоспитале №3431.

Признан инвалидом 2-й группы, но оставлен в армии и продолжил службу в качестве начальника секретного отдела управления командующего артиллерией Одесского военного округа до 1946 года.

После демобилизации, получив высшее юридическое образование в Одесском государственном университете, Валентин Дмитриевич 28 февраля 1953 года принят на работу в прокуратуру Рязанской области народным следователем прокуратуры Советского района города Рязани. Через четыре месяца его перевели в аппарат областной прокуратуры на должность прокурора уголовно-судебного отдела и на этом посту он прослужил до ухода на пенсию 24 марта 1986 года.

Общий стаж работы в прокуратуре — 33 года. Старший советник юстиции.

Государственные награды: орден Отечественной войны II степени, медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг», юбилейные медали.

За добросовестную работу многократно поощрялся приказами Генерального прокурора СССР, Прокурора РСФСР, прокурора Рязанской области.

                                 (справку составил Б.Е.Липкань)



     Вспоминаю с глубочайшим уважением

Навсегда я, знать, памятью связана с тем, кто

учителем и наставником был мне по работе. И

пока я живу, я обязана хоть строчку написать

о нём, о Зубареве Валентине Дмитриевиче.

На заслуженном отдыхе я уже семнадцать лет. Но всё чаще и чаще вспоминаю годы работы в органах прокуратуры Рязанской области. И всё такое уже далёкое становится всё ближе и ближе.

Считаю себя счастливой, так как нашла свое призвание и была окружена настоящими профессионалами, мудрыми, мужественными, добрыми и порядочными людьми, коллегами. А сколько в коллективах районных прокуратур и областного аппарата трудилось участников Великой Отечественной войны, которые, несмотря на перенесенные тяготы, страдания, ранения, инвалидность, самоотверженно и с честью выполняли свой служебный долг по соблюдению законности, восстановлению справедливости и защите прав граждан!

Многих, очень многих, к большому сожалению, уже нет в живых. Но память о них жива в моем сердце, в сердцах моих коллег. Чтит память о них и наша родная прокуратура.

Хочу поделиться воспоминаниями о нашем коллеге, участнике Великой Отечественной войны Валентине Дмитриевиче Зубареве, одним из первых моих наставников и учителей по вопросам поддержания государственного обвинения по уголовным делам.

Знакомство с ним как с прокурором отдела по надзору за рассмотрением в судах уголовных дел состоялось, когда я работала помощником прокурора Советского района. В то время для нас, особенно для молодых специалистов, работники уголовно-судебного отдела проводили семинары по повышению квалификации, на которых практиковалась такая форма, как посещение судебных заседаний по делам, рассматриваемым с их участием. Обычно это поручалось Валентину Дмитриевичу, несомненному профессионалу в поддержании государственного обвинения. Несмотря на свою инвалидность (после ранения он лишился правой ноги выше колена, ходил с костылями, с палочкой), он на удивление выглядел высоким, стройным, подтянутым. Одет был всегда с иголочки, будь то прокурорская форма или гражданская одежда. Лицо строгое, мужественное, а если улыбка, то только губами.

Дела ему поручались очень сложные, групповые, многоэпизодные. Несмотря на это, его речи всегда отличались убедительностью, яркостью, были грамотно поставлены. Сказывались огромный опыт, теоретическая подготовка, знание специфики разных категорий дел. К каждому процессу он тщательно готовился, скрупулёзно изучая все материалы дела Особое внимание он уделял обвинительной речи, её содержанию и способу подачи. В основном свою речь он произносил сидя, голос звучал всегда убедительно, твёрдо, в нём чувствовалась железная логика.. И в зале всегда стояла особая тишина.

Так же тщательно и глубоко Валентин Дмитриевич изучал дела, назначенные к рассмотрению в кассационном порядке, а таких дел в день было не одно и не два, а от семи до десяти. И на этой стадии рассмотрения его заключения всегда были мотивированными и убедительными.

За такое служение закону и примерное исполнение своего профессионального долга Зубарев Валентин Дмитриевич неоднократно поощрялся приказами Генерального прокурора СССР, прокурорами РСФСР и области.

Знакомство с Зубаревым В.Д. на этой начальной стадии моей профессиональной деятельности вызывало у меня не только восхищение и уважение, но и страх, сомнения в том, смогу ли я овладеть таким же мастерством – правильно и убедительно поддерживать обвинение. Однако страх и испытание меня ждали впереди, когда узнала, что на одном судебном процессе с моим участием будет присутствовать Зубарев В.Д.. Я старалась: изучила тщательно материалы дела, сделала выписки, подготовила тезисы речи. Но волнения, тот же страх, помешали, как мне кажется, достойно показать свою подготовку по делу и уже приобретенные некоторые навыки. Оценка моей речи была дана им на семинаре – как удовлетворительная, но со многими замечаниями и рекомендациями. Этот разбор мне запомнился на всю жизнь и стал хорошим уроком на будущее. Кроме того, я смогла тогда по достоинству оценить и понять требовательность и принципиальность Зубарева В.Д.

Спустя некоторое время меня назначили прокурором отдела по надзору за рассмотрением уголовных дел в судах. Первое время испытывала определенные трудности, стеснялась спрашивать, так как Зубарев предлагал самостоятельно изучать законы, судебную практику и тщательно изучать материалы уголовных дел, готовиться к процессу и поменьше спрашивать. Со временем я поняла и оценила такие его наставления. Для меня было интересно познавать и перенимать опыт этого человека. Благодаря ему. и другим работникам отдела (Артемову Е.Д., Щуровой О.В., Смирновой Е.И.) я постепенно стала приобретать опыт, уверенность.

В памяти моей Зубарев В.Д. предстает мужественным, стойким, очень дисциплинированным. В личных беседах, разговорах немногословен, совсем не помню его рассказов о войне. В его взгляде была какая -то грусть, загадка. Но ни слова жалости. Его внешний вид , взгляд, предупреждали, что разговоры об инвалидности - это не для него и не про него. Мне казалось, что он не хотел, чтобы мы как -то обращали внимание на его инвалидность или жалели. Он всем своим видом показывал, что он такой, как все. Хотя это было не так. Было видно, что он устает, ему трудно ходить, болели ноги, руки от костылей, бывал часто на больничном, особенно перед уходом на пенсию.

Уму непостижимо - с таким ранением проработать 33 года в прокуратуре в такой постоянной подвижности: поездки в областной суд, выезды в районные прокуратуры с проверками, в районные суды для участия в рассмотрении уголовных дел, по организациям и предприятиям - с лекциями на правовые темы. Да, у него была машина, но и она требовала определенных физических сил и особого внимания на дорогах.

Я с коллегами по отделу навещали его дома, когда он находился на амбулаторном лечении, и тогда когда он ушел в отставку. Он и дома оставался таким же неунывающим и несгибаемым. Был очень рад нашим встречам. Знакомство с его супругой Людмилой Петровной, этой доброй гостеприимной женщиной, показало ее огромную роль в поддержке супруга: её заботу и уход, терпеливость. А от Валентина Дмитриевича к ней чувствовалась великая благодарность.

Незабываемые для меня встречи с Зубаревым В.Д. связаны с Днём 9 мая, когда я со своим внуком Сашей после митинга на площади Победы в первый раз неуверенно , а затем с радостью и чувством долга, с цветами заходили к нему домой поздравить его и семью с этим светлым праздником. Об этом помним до сих пор я и мой внук, чему очень рада.

Излагая письменно свои воспоминания о Зубареве В.Д., я и сейчас представляю его высоким, мужественным, стройным, похожим на монумент. Рада отметить, что фотография на памятнике на его могиле , как мне показалось, отражает все эти качества. Рядом с ним похоронена его супруга Людмила Петровна.

Вечная им память.

                                           М.П.Чикункова, ветеран прокуратуры




     На таких и держится прокуратура

В начале 60-х на одном областном совещании-семинаре следователей от УСО перед нами выступал прокурор этого отдела В.Д.Зубарев. Среди затронутых тем значительное внимание он уделил качеству составления процессуальных документов, прежде всего обвинительных заключений, в том числе стилю их изложения. Призывал нас подходить к этому творчески, избегать шаблонов, представлять доказательства не в монотонном их перечислении, а в логичной связке, находить каждому из них нужное место, чтобы в совокупности не оставляли никаких сомнений в выводах следствия. Он советовал писать их интересно, живым языком, без канцеляризмов, а где нужно и эмоционально.

Я следователем не раз пользовался этими советами, когда фабула преступления или способ его раскрытия давали такую возможность. Да и в дальнейшей прокурорской практике такой подход старался применять и к актам прокурорского реагирования.

Сам он говорил хорошим литературным языком, без всяких слов-паразитов, без «эканий» и т. п. Его публикации в областной прессе по материалам судебных процессов всегда читались с большим интересом.

На оперативных совещаниях, партийных собраниях Валентин Дмитриевич выступал нечасто, но если брал слово, всегда говорил ёмко и только по существу. При этом на всех официальных посиделках в отличие от многих из нас был максимально сосредоточен, внимательно слушал каждого выступающего. Я как-то поинтересовался у него, чем это вызвано. Он назвал несколько причин, одна из них: «Да и просто профессиональная привычка. Я ведь чуть ли не каждый день в судебных процессах. А там нельзя расслабляться ни на минуту, там важна каждая мелочь, порой не только, что сказал допрашиваемый, а и как сказал, его мимика — ничего нельзя упускать».

Большой воли человек. Во время войны совсем молодым ещё, в девятнадцать лет получил пожизненную инвалидность II группы, потерял ногу выше колена без каких-либо перспектив на протезирование, но собрался, приспособился сам себя полностью обслуживать, получил высшее образование и самым достойным образом прослужил в прокуратуре более тридцати трёх лет! Всегда подтянут, опрятно одет.

Как-то в начале1965 года Валентин Дмитриевич вместе с членом облсуда Карасёвым Н.А. (тоже инвалидом войны в связи с ранением ноги) поехали в Михайлов рассматривать дело по первой инстанции. Машину за ними прислал прокурор района. По пути в Горроще прихватили и меня (я тогда только что был переведён из Михайлова в старшие и у меня оставалось в производстве большое дело о крупных хищениях на Михайловском консервном заводе). Водитель, чтобы сократить путь, поехал через Дашки-военные. Дорога там была в одну колею, глубокую и заледенелую. Из-за поворота по этой же колее выехала большая военная машина. Выбраться из колеи ни одна из машин не могла. Водители нажали на тормоза, но по льду машины медленно продолжали двигаться навстречу друг другу. Хотя мы и приготовились к столкновению, оно оказалось довольно сильным. Ремней безопасности тогда вообще не было. По инерции нас всех бросило вперёд. Для нас с Карасёвым, мы сидели сзади, всё обошлось благополучно, а вот Валентин Дмитриевич сильно ударился головой о лобовое стекло. Работники скорой помощи обработали ему рану, наложили повязку, предложили отвезти домой. Но он категорически отказался. И на наши советы сказал, что всё нормально, не стоит из-за этого срывать процесс. У машины был здорово помят передок, но оставалась на ходу. После завершения всех процедур, связанных с оформлением ДТП, мы продолжили путь. Зубарев и Карасёв вышли у суда, а мы с водителем вскоре предстали перед Лопатиным, прокурором района. Реакция Виктора Ивановича, увидевшего покорёженный «Москвич», который совсем недавно был получен и с которого он пылинки сдувал, - это совсем другая, как говорится, история. А судебный процесс в Михайлове, несмотря на это происшествие, Валентин Дмитриевич провёл, как всегда, блестяще.

Готовя публикацию, я изучил дело Валентина Дмитриевича. Совсем небольшое по объёму. Всего три приказа о движении по службе: от 28 февраля 1953 года о принятии выпускника юрфака Одесского госуниверситета на должность народного следователя прокуратуры Советского района города Рязани, от 1 июля 1953 года о переводе на должность прокурора УСО облпрокуратуры и от 24 марта 1986 года об увольнении на пенсию. Тридцать три года верного служения прокуратуре! И за всё это время ни одного не то что дисциплинарного взыскания, ни одного малейшего замечания по службе. Одни положительные характеристики и аттестации. И во всех отмечается, что он один из лучших гособвинителей в области. Одни поощрения. Их много, очень много. И за общие показатели в работе, и за поддержание государственного обвинения по конкретным уголовным делам (в том числе и по ходатайству судов). И приказы Генерального прокурора СССР и Прокурора РСФСР о досрочном присвоении классного чина в виде поощрения, и благодарности, благодарности, благодарности.

На таких несгибаемых, ответственных, высокопрофессиональных, преданных Родине работниках и держится прокуратура! Такими людьми и сильна прокуратура!


                                                           Б.Е.Липкань, ветеран прокуратуры


              



Вернуться к списку